Ваша корзина

  • Мы в соц.сетях
suzuki s cross d0b2 d180d0bed181d181d0b8d0b8 d0b1d0b5d0b7 d0b0d182d0bcd0bed181d184d0b5d180d0bdd0b8d0bad0b0 d0b3d0b8d0b1d180d0b8 61e1993b2236b

Suzuki S-Cross: в России без «атмосферника». Гибридов и индийских моделей не будет!

С генеральным директором «Сузуки Мотор Рус» Ютой Тахакаси мы поговорили на пресс-конференции АЕБ, участники которой подвели итоги продаж на рынке новых легковых и легких коммерческих автомобилей за 2021 год.

Сергей Арбузов: Suzuki торгует в России маленькими машинам В- и С-класса, в цене которых утилизационный сбор занимает относительно большую долю. При постоянном его повышении логично было бы переформатировать модельный ряд Suzuki, а именно: убрать маленькие машины и оставить только большие. Однако проблема в том, что у Suzuki нет больших машин, если не считать индийского XL6, который импортировать, наверное, не имеет смысла. Означает ли это, что при дальнейшем повышении утильсбора, которое неминуемо, ожидаемо и анонсировано Минпромторгом РФ, у Suzuki в России есть только два пути: 1) прекратить продажи, 2) начать локализацию?

Юта Тахакаси: Безусловно, любое повышение утильсбора негативно сказывается на ценах, однако в последние годы мы увеличивали объемы наших продаж вне зависимости от этого фактора, так что у меня нет причин сомневаться в дальнейшем росте марки Suzuki в России и в 2022, и в 2023 годах: повышение утильсбора этому не помешает. Мы достаточно уверенно чувствуем себя в сегмента В и С. Их доля в России в последние годы растет, и в этом в том числе залог нашего успеха.

С.А.: Если посмотреть на объемы продаж Suzuki в России за последние десять лет, то они-то как раз резко упали. Мы помним времена, когда под маркой Suzuki продавалось по 35 тысяч машин в год, при этом доля рынка у Suzuki была один процент, а сейчас — только 0,4 и менее десяти тысяч проданных автомобилей. Так что, исходя из этого, пока можно говорить о потере позиций. Поэтому я попрошу вас ответить на мой вопрос в стратегическом аспекте, а не в тактическом: не про ближайшие год-два, а про ближайшие семь-десять лет.

Ю.Т.: Моя основная задача — вернуться к той доле рынка, о которой вы сказали, то есть к одному проценту. Что касается объема в 35 тысяч машин в год — это было в другие времена, тогда в России продавалось по три миллиона новых машин в год, а рубль был в два раза крепче. Сейчас рынок — около полутора миллионов новых машин, то есть в два раза меньше, поэтому та же доля (один процент) на этом рынке будет означать куда меньшие объемы, а не 35 тысяч в год. Повторюсь, доля рынка в один процент сейчас вполне достижима, и это наша первоочередная задача. А затем мы уже будем думать, как расти дальше.

С.А.: Я хочу уточнить, это вам штаб-квартира ставит задачу вернуться к одному проценту, это ваш личный KPI?

Ю.Т.: Нет, такого целевого показателя у нас нет, мы оперируем цифрами абсолютных продаж, то есть измеряемых в штуках. Один процент — это цель, которую мы себе поставили сами и внесли этот показатель в нашу стратегию. Штаб-квартира согласилась с этим.

С.А.: Хорошо, если вы боретесь в первую очередь за штуки, то мне совершенно очевидно, что с учетом нынешнего курса рубля, политики Минпромторга, направленной на постоянное увеличение утильсбора, и прочих «попутных» факторов даже к половине прежних объемов без локализации не вернуться. В связи с этим вопрос: у нас на рынке сейчас представлено множество бизнес-схем по локализации автомобилей, в том числе и Haval Jolion. Это самая дешевая из имеющихся моделей в линейке Haval, и Great Wall локализовал ее вне СПИКа, чтобы с учетом себестоимости, включающей закупки российских материалов, в перспективе получить положительный эффект от локализации. При этом, даже если правительство РФ не будет компенсировать утильсбор по Джолиону, конечная цена машины останется умеренной. И уже сейчас мы видим, что этот подход дает хорошие результаты. Вы не рассматривали такой же тип локализации с выводом дешевых индийских моделей Suzuki, таких как Celerio и XL6?

Ю.Т.: На сегодняшний день планов по локализации в России у компании нет, но мы пристально следим за всеми нововведениями со стороны правительства РФ, которые предполагают льготы и выгоды от локализации. Если вдруг льготы будут привлекательными, мы рассмотрим вопрос разворачивания производства.

С.А.: Если такой вопрос будет поднят, речь пойдет о контрактной сборке или о собственном заводе?

Ю.Т.: Рисковый вопрос для спикера. Не знаю! Если дойдет до дела, будем решать, как лучше, как выгоднее.

С.А.: Ограничивает ли выгоды от российской локализации и саму ее возможность наличие завода в Венгрии, откуда к нам приходят Vitara и SX4?

Ю.Т.: Совершенно точно нет. Если нам понадобится открыть сборку в России, откроем без оглядки на венгерский завод.

С.А.: Три года назад, сидя в этом самом кресле, вы мне говорили, что обсуждаете со штаб-квартирой вывод в Россию Suzuki Ignis. Более того, вы даже намечали адаптацию Suzuki Ignis, как только станет известен срок вывода. Правильно ли я понимаю, что появлению Suzuki Ignis в России помешало резкое увеличение утильсбора с 1 января 2020-го, о котором стало известно буквально через несколько месяцев после нашего интервью в начале 2019 года?

Ю.Т.: Да? Не помню, чтобы такое говорил! Шутка — помню. Да, Ignis мы со штаб-квартирой обсуждали, рассчитывали бизнес-кейсы, но ситуация меняется, и мы видим, что сильно торопиться с выводом новых моделей нам сейчас, возможно, и не нужно, поскольку покупатели голосуют за наши имеющиеся модели рублем. Однако со штаб-квартирой мы продолжаем обсуждать этот вопрос.

С.А.: Хорошо. Грядет новинка — рестайлинговая версия модели SX4, которая в Европе запущена под названием S-Cross. Отсюда вопрос. SX4 в России продается неважно, а точнее, в три с лишним раза хуже, чем Vitara. Каким образом вы планируете исправить ситуацию, с учетом того, что S-Cross, как и всякая новинка, будет дороже, чем SX4?

Ю.Т.: Если российский рынок вырастет до двух миллионов машин в год против нынешних полутора, то S-Cross, безусловно, начнет играть большую роль в наших результатах, но я уверен, что и на старте, в том числе и за счет новизны, S-Cross сразу придаст сильный импульс нашим продажам.

С.А.: Будет ли в России представлена версия S-Cross мягкого гибрида в 48В? Изучали ли вы в связи с этой версией опыт Geely по выводу на наш рынок модели Atlas Pro с такой же системой в 48В?

Ю.Т.: Нет, пока мы совершенно точно не планируем вывод S-Cross 48В. Из моторов останется только 1.4 с турбонаддувом, а вот атмосферного мотора в 1,6 литра уже не будет.

С.А.: Ну тогда есть опасность, что S-Cross не придаст продажам Suzuki в России нового импульса, не оживит их и будет продаваться хуже, чем SX4, потому что на базовый 1,6-литровый «атмосферник» в продажах SX4 приходится 75% сбыта!

Ю.Т.: Да, мы понимаем, что для нас это вызов, но уверены, что справимся с этим.

С.А.: Какой объем по продажам российских автомобилей в 2021 году представительство Suzuki недобрало из-за дефицита полупроводников?

Ю.Т.: Тут все просто. Изначально наш план на 2021 год был 10 000 автомобилей, продали мы 9200, стало быть, 800 — потери. Но с учетом того спроса, который мы наблюдали в первом квартале, когда он резко превышал предложение, в целом потери можно оценить в тысячу-полторы штук. И это при том, что в первом квартале мы безостановочно получали от производства машины, таможили и тут же отправляли в сбыт. Собственно, мы и просили венгерский завод производить и отгружать нам как можно больше, хотя понятно, что в связи с дефицитом каких-то особых мер по получению машин мы предпринять не могли.

С.А.: Дежурный вопрос: когда вы прогнозируете окончание кризиса с полупроводниками?

Ю.Т.: К сожалению, в отличие от многих оптимистично настроенных коллег, я прогноза давать не стану по той простой причине, что у нас нет информации о реальном положении дел с поставками чипов. Могу лишь надеяться, что во втором полугодии этой проблемы уже не будет. Но, повторюсь, это лишь надежда.

Ответить

Ваш адрес email не будет опубликован.